Welcome to SeidBereit Forum

Зарегистрируйтесь сейчас, чтобы получить доступ ко всем нашим разделам. Однажды зарегистрировавшись и войдя, вы сможете сделать свой вклад в этот форум, предлагая свой контент или отвечая на существующий. Вы сможете кастомизировать свой профиль, получать очки репутации как награду за предложенный контент, а также общаться с другими пользователями через свою личную почту, а также еще много чего! Это сообщение исчезнет, как только вы войдете.

Register now to gain access to all of our features. Once registered and logged in, you will be able to contribute to this forum by submitting your own content or replying to existing content. You'll be able to customize your profile, receive reputation points as a reward for submitting content, while also communicating with other members via your own private inbox, plus much more! This message will be removed once you have signed in.

popaduba

Администратор
  • Публикации

    5 317
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    29

1 подписчик

О popaduba

  • Звание
    Alte Scham
  • День рождения 07.12.1981

Посетители профиля

1 858 просмотров профиля
  1. Raubtier - Bärsärkagång (пи*дец они это произносят бэршеркэнгонг, и последнюю О хер отличишь от У), хер с ним уломали Окерлунд монтирует )
  2. Король и Шут – Воспоминания о былой любви
  3. Пассажиры Отряд самоубийц Тайная жизнь домашних животных
  4. тут я хз, кто бы погуглил.... А вот Могу сказать так...когда мы устраивали "большой показ" Америки народ отрывался так(загараживая экран 1,5х2м), что мне показалось будто я на концерте. Но это было в клубе. Не думаю, что в кинотеатрах позволят такое....но хз
  5. «Очевидно, что я против цензуры во всех смыслах» Всякий раз, когда пахнет горелым, Rammstein обращаются к шведам. Якоб Хеллнер, долгосрочный партнер в делах, Петер Тегтгрен собственной персоной, и, конечно же, Юнас Окерлунд. Он — дитя блэк металла, что начало свое шествие в пригородах Стокгольма и закончило в Голливуде. «Я решил, что на ранних этапах мне не хотелось быть одним из этих знаменитых парней, и я пожалел о нескольких интервью, которые дал. Это мои фильмы вызывают интерес, а не я как личность,» — говорит Окерлунд в интервью 2009 года, разводя слухи о «скромности по отношению к журналистам» и сложности взятия интервью. Даже когда он делает музыкальные клипы для элиты международной поп-культуры, таких как Madonna, Lady Gaga, The Rolling Stones и Beyoncé (это далеко не все), он все еще красит свои волосы в черный, и носит только черное, а внешний вид дополняют кожаная куртка и шляпа, даже в ужасный зной Лос-Анжелеса. Снаружи он все еще приспешник готики, который начинал как барабанщик группы Bathory. Bathory были одними из начинателей блэк металл сцены в Скандинавии в 80х, ее описывали как вдохновленную группой Venom, порой даже слишком. Это не отрицает их сегодняшний культовый статус, даже если они вообще никогда не играли концерты, ни разу. Но это обретает смысл, ведь первое музыкальное видео Окерлунда было для дум металл группы Candlemass из Швеции, в 1988, даже когда он уже бросил Bathory. Также известно, что Окерлунд был режиссером фильма «Лорды Хаоса», адаптации одноименной нон-фикшн книги о сжигании церквей и убийствах, которые происходили в Норвегии в ранних 90х, и все это вращалось вокруг блэк металл сцены, а ядром были Varg Vikernes и Euronymous. Сейчас фильм находится в разработке в Осло, Норвегия. Интересно, что Юнас недавно снял клип для песни Metallica «ManUNkind» в эстетике блэк металла. Возвращение к истокам или взор в будущее? В наши дни, такие термины как «провокация», «спорный» и «шокирующий» являются словами-паразитами, которые витают над головой фанатов Rammstein как стая злобных шершней, но все они потеряли свой удар и выглядят довольно вялыми. Лучше называть это «лезвием ножа». Это то место, где ходит Юнас Окерлунд уже 29 лет. Его первое серьезное музыкальное видео – «Smack My Bitch Up» для The Prodigy, было заблокировано повсюду и транслировалось где-то в 3 часа ночи в те времена, когда MTV заправляло миром. «Я никогда не был хорош в оценочных суждениях» Музыкальные видео и фильмы Окерлунда обычно показывают готическую, мрачную и витую эстетику, включая визуальные картины жестокости, самоубийства и оккультных обрядов. Или, как в выше упомянутом «Smack My Bitch Up» и «Mein Land» для Rammstein – берут что-то совершенно обыденное и превращают в гибельное и зловещее. Когда шокирующее теряет свою способность шокировать, настает время сделать все сначала, еще лучше. Это то, чем Юнас занимается в большинстве своих работ. Может, именно поэтому сливки общества из Голливуда и музыкальной индустрии выстраиваются к нему в очередь, чтобы подписать контракт, ведь он не боится любых средств художественного выражения. «Жизнь сложилась так, как я мечтал. Я работаю с музыкой, не являясь музыкантом» Несколько лет назад Rammstein всех немного побеспокоили из-за видеоклипа, созданного в форме порно. Это был не первый раз, когда их художественные проявления подверглись критике, и не первый раз, когда Окерлунд приложил к этому руку. Начиная с «Mann Gegen Mann» в 2006, он сделал ряд музыкальных видео с группой, и все они заканчивали если не запретом, то, по крайней мере, моральной паникой. «Что ж, никто и нигде больше не парится по поводу MTV. Я никогда не ставил MTV на первое место, но я знал, что это видео станет самым просматриваемым из тех, которые я когда-либо делал» Возьмите дико ударное видео Окерлунда, потом добавьте к этому порно сайт на выбор и общее количество просмотров. И так как Интернет состоит из равного количества порно и милых котят, этих цифр будет достаточно, чтобы все понять. «Что особенного в Rammstein, с которыми я работал уже несколько лет, так это то, что ты можешь делать с ними все, что невозможно делать с другими. Это одна из причин, почему их фаны не только очень лояльны, но и всегда ожидают определенных испытаний. Все что мы делаем, мы делаем для них. Лично я никогда особенно не любил порно, но оно именно о карикатурном изображении мира, и этот подтекст мне нравится. Я считаю, что с Rammstein потрясающе работать. Они все время напоминают мне, чего стоит артистизм и целостность». Грядущий концертный фильм «Rammstein: Paris» стартует в избранных кинотеатрах в марте 2017. По материалам rammsteinpress.com За перевод спасибо @Azzy
  6. блин блистеринг умер кажется(
  7. @Sinuosoобещают без ветра, новечером гуляли при -18 и ветер был. Одеты были хорошо. Но всё равно мерзко бррр
  8. -18. Ночью -26
  9. http://www.musicnstuff.de/-people/article/interview-christoph-schneider-rammstein.html
  10. Ну от МЕТРО у нас не было вроде интервью. Но они все однотипные, думаю
  11. не, это из-за цензуры) Тип рисунки Матиаса известны непотребством На сколько мне объяснили
  12. Фронтмен Rammstein Тилль Линдеманн рассказал Metro, что с детства знал секрет голоса Высоцкого Знаменитый немецкий музыкант, фронтмен групп Rammstein и Lindemann Тилль Линдеманн приехал в Москву, чтобы представить сборник своих стихов «В тихой ночи. Лирика». Новоявленный поэт ответил на вопросы Metro Репортёр Metro не первый раз встречается с Линдеманном. Предыдущая беседа имела место полтора года назад, когда немец приезжал со своим шведским коллегой Петером Тэгтгреном. Тогда музыканты явно не были настроены на серьёзный разговор, дурачились и выпивали. Сейчас же Линдеманн предстал полной противоположностью, вдумчиво и серьёзно отвечая на вопросы. – А, Metro. Иногда вашу газету можно видеть на улице! В чём разница написания стихов как таковых и стихов для музыки? – (Показывая на переводчика.)Он уже знает ответ! Когда вы пишете обычное стихотворение, вы можете интерпретировать вещи свободно. Это как некий поток, который бьёт изнутри. А когда вы пишете текст песни, нужно учитывать много вещей. Надо обращать внимание на ритм, структуру, припев это или куплет, на другие вещи. И плюс время работы над текстом. Оно тоже совершенно различно. Иногда для написания текста песни нужен целый год. Вы её пишете, потом пропеваете, потом оказывается, что что-то не то, приходится править… Процесс написания стихов происходит сам или вам нужно заставлять себя? – По-разному. За одну прогулку можно придумать стихотворение. Достаёшь телефон, надиктовываешь пару строчек, а потом будто кто-то открыл кран – выходит готовое стихотворение. А иногда бывает совсем по-другому. Нужно написать две строчки, а ты ходишь и думаешь неделями, что могло бы завершить это стихотворение. Но всегда есть понимание, что завершить стихотворение – это дело чести. Представим, что книгу прочитал человек, который вас не знает. Какой вывод он о вас сделает? – Не могу сказать о России, но в Германии литературные круги меня приняли. На это я, честно говоря, не рассчитывал. Поначалу были скептики, которые говорили, что книгу покупают только из-за того, что я из Rammstein. Но потом и они были вынуждены констатировать, что я в высшей литературной лиге. Востребована ли литература в век Интернета? – В Германии поэзия мало кого интересует. Я знаю, что в России ситуация иная. Что мне очень нравится, это то, что молодёжь в России очень хорошо знает классиков, историю русского искусства, литературы. Создаётся впечатление, что им действительно всё интересно. И это не вбивается им в головы в школах. Предполагаю, что вы знакомы с нашей литературой. Поделитесь предпочтениями? – Современных авторов – в меньшей степени. А авторов предыдущего поколения мы изучали в школе. Например, Михаила Шолохова, Чингиза Айтматова. Не знаю, известен ли он ещё здесь. Дома у меня часто играл Высоцкий. Честно говоря, в детстве мне очень не нравился его голос. Но мама объясняла мне, что за этим голосом часто стоит большой мелодраматический смысл. А отец повторял, что если я буду курить, то у меня голос будет, как у Высоцкого. Можете сравнить ощущения, когда вы впервые брали в руки первые диски Rammstein и первую книгу? – Это всегда небольшой шок. Вчера, когда мы ехали из аэропорта, мне дали книгу, я сразу сказал, что она как русский танк. Тяжёлая такая! Круто! А что насчёт музыки? – Ощущения похожи. Когда выходили наши диски, мы надевали очки, кепки, чтобы нас не узнали, и сами покупали диски. Невероятные чувства. Недавно Нобелевскую премию получил Боб Дилан. Что вы по этому поводу думаете? – Недавно торговец недвижимостью Дональд Трамп стал президентом. Теперь меня ничего не удивляет. Сегодня возможно всё! У вас есть амбиции по поводу Нобелевской премии? – Конечно! (Смеётся.) Есть ведь ещё национальные премии. В Германии, например, точно есть. У вас, наверное, тоже. Да, и не одна. – Вот, хочу взять что-то из этих премий. (Смеётся.) В Москве прошла премьера фильма Джима Джармуша «Gimme Danger. История Игги и The Stooges». Там Игги Поп сказал, что он всегда стремился к тому, чтобы в его песнях был минимум слов. Что вы по этому поводу думаете? – Искусство делать текст короче – это очень сложное искусство. Это не все умеют. Вы часто бываете в России. Какие перемены замечаете? – Друзья рассказывали мне, что у вас сейчас кризис. Я бы отметил ту вилку, которая существует между богатыми и бедными. Но сейчас, видимо, дела идут нехорошо у всех. Понятно, что сейчас не самые простые времена в России. Ну и движение в Москве становится всё интенсивнее. Источник: http://www.metronews.ru/novosti/reviews/frontmen-rammstein-till-lindemann-rasskazal-metro-chto-s-detstva-znal-sekret-golosa-vysockogo-1203169/
  13. Тилль Линдеманн: Я учился петь, держа над головой стул Вокалист и автор текстов группы Rammstein Тилль Линдеманн приехал в Москву на презентацию своей второй книги стихов, «В тихой ночи», выпущенной на двух языках в издательстве «ЭКСМО». «Сноб» поговорил с Линдеманном о музыке и поэзии Коли уж для Rammstein провокация — почти второе имя, я начну с провокационного вопроса. Лет пятнадцать назад в одном из интервью вы, тогда молодые и дерзкие, говорили, что когда-нибудь, когда уже будете популярными и много всего сделаете, просто уйдете на пенсию. Чтобы не быть как некоторые старые рокеры, которые все еще выезжают на старой популярности. Вопрос: так сейчас вы на пенсии? Или стали как те рокеры? (смеется) Я что, так старо выгляжу? Нет. Но 20 лет успешной карьеры — это не жук чихнул. Мы только начинаем! А все остальное было, как говорят спортсмены, разогревом. За прошедшие лет шесть с выхода альбома Liebe ist für alle da был выпущен, кажется, только один альбом вашего проекта Lindemann и один диск фортепианных переложений песен со старых альбомов. Так где же начало? Наша музыка продолжает развиваться. Сейчас у нас накопилось достаточно опыта, мы хорошо знаем новую музыку и семплы, и мы используем этот опыт для записи следующего альбома. Это будет альбом с очень современным звучанием. Мы останемся в хард-роке, но добавим больше мелодики. Такие своего рода шлягеры от хеви-метала. Вообще кажется, что, начиная с Mutter, ваши альбомы становились все более мелодичными. Как вы собираетесь достичь еще большего мелодизма? Мой голос тоже развивается, сейчас я пропеваю некоторые вещи гораздо смелее. Говоря о голосе, с какого времени в своей карьере вы можете сказать, что вот тогда я уже научился петь. Я помню, про ранние альбомы говорили, что Тилль не умеет петь. Нет какого-то особого момента, когда это случилось. Но как-то я вернулся из тура, и мне сказали: «Ты хорошо пел». Думаю, как и в любом деле, если ты много им занимаешься, начинает получаться лучше. Но на самом деле я помню, как мама как-то сказала: «Ты издаешь только шум, попробуй научиться петь». Вашу манеру пения очень трудно воспроизвести. Есть ли в ней что-нибудь кроме опыта? Вы брали уроки пения? Я два года брал уроки у оперной певицы, два раза в неделю. Она жила в Берлине на другом конце города. Я это ненавидел. Сами по себе поездки были очень долгими, а она была очень суровой. Она пела в немецком театре, была звездой оперы Гершвина «Порги и Бесс». Мне приходилось петь, держа стул над головой — для работы с диафрагмой, или, например, во время пения надо было отжиматься. Как корейские идолы. Они часто поют на бегу, поднимаясь по лестнице и т. д., когда тренируются. Да-да. Дыхательная техника отрабатывалась таким образом. И это мне очень пригодилось в дальнейшем, когда на сцене нужно много двигаться. К тому же у нас на сцене много дыма. Пиротехника тяжелая, огонь. Приходится задерживать дыхание, отворачиваться и ждать, пока дым рассеется. Это не так легко. Тут уже мало просто воздуха из легких, нужно работать диафрагмой. Давайте вернемся к мелодизму. Кто в группе пишет мелодии для песен? Сейчас у нас всех есть своя роль. В начале карьеры каждый пытался внести свою лепту во все, а потом, с годами мы научились понимать свои сильные и слабые стороны. И какие у кого сильные и слабые стороны? Давайте я не буду называть имен, но, допустим, есть кто-то, кто хорошо работает над гитарными рифами. Есть кто-то, кто хорошо работает с мелодиями. Кто? Как правило, два гитариста. Басист прекрасно пишет баллады, и кстати, у него очень высокий уровень игры на классической гитаре. Клавишник занимается фортепианными семплами, всем тем, что звучит как хоры. Барабанщик хорошо разбирается в компьютерах и программировании, редактировании музыкальных отрезков. А вы наполняете звук текстовым смыслом. Да, я занимаюсь текстами. Но мне все же интересно узнать про какую-нибудь конкретную песню. Вы можете сказать, например, кто автор мелодии песни Mutter? Хорошо, давайте возьмем ее. Интро писал Рихард. Я старался разместить там строфу текста, но это не очень получалось. Припев, честно говоря, родился уже в студии. Каждый предлагал что-то свое, так что это результат командной работы. Изначально припевом был второй куплет. Но в какой-то момент мы поняли, что там было слишком много слов. В конце концов мы просто решили сделать припевом слово Mutter. Я так понимаю, что вы сначала пишете музыку, а потом под нее подбираете тексты. Да. Вы придумываете тексты специально под музыку или берете их из какого-то загашника? У меня всегда есть с собой блокнот, так что у меня полно всяких набросков и идей (показывает телефон с заметками). Вот это я набросал сегодня утром: «Плохая репутация — это неплохо». Я записываю всякие маленькие выражения и обороты. В Москве я бы написал много текстов. Движение здесь — это кошмар, ты все время стоишь в пробках. Ваша книга — это отходы производства песен или наоборот? С издателем оговорено, что из своей собственной книги я могу украсть пару-тройку строчек, чтобы сделать из них тексты песен. Как вы распределяете, что куда пойдет? Что в книгу, что в песни? По большому счету, что идет в песни, решаю не я, а мои коллеги. Я постоянно делаю какие-то предложения, и вариантов текста иногда бывает очень много. Рекорд был 43 — это ich bin die Stimme aus dem Kissen (строка из песни Mein Herz brennt. — Прим. ред.). К настоящему моменту вы перебрали, наверное, уже все провокационные темы на свете... Нет, я нашел еще одну. Вот увидите! Уже был всевозможный инцест: бабушки, мамы, сестры, братья. Вы затроллили толстых, спели про клонов, спели про геев, затроллили Америку и Россию — все на свете. Но количество девиаций и перверсий в мире ограничено. Каждый день что-то происходит. Откуда вы берете сюжеты? Из новостей, интернета? Отовсюду. Интернет — отличный источник. Это такой бак, дополна наполненный дерьмом. Где-то по соседству что-то постоянно происходит. Но не забывайте, что у нас есть и хорошие песни, где мы не поем об извращениях. Мои коллеги, конечно, избалованы. Можно было бы взять эту книгу и набрать оттуда текстов песен, но они хотят чего-то нового. Они, правда, как маленькие избалованные дети. Придираются даже не к строчкам, а к отдельным словам. Но когда до этого доходит, тут я уже говорю: стоп. Чтобы писать такие стихи, как те, что пишете вы, нужно уметь хорошо проникать в чужую психику, обладать эмпатией, если не буквальной, то интеллектуальной. Ведь один человек не может содержать в себе все пороки. Как вы это делаете? Я думаю, что у меня есть особый дар хорошей фантазии. Я могу сесть на стул, закрыть глаза и оказаться в совсем другом месте. Я умею очень быстро переключаться и проживаю то, что представляю. СКак вам при этом удается не сойти с ума? Не удается. В чем разница между предыдущей книгой, Messer, и этой? Прошло целых 10 лет. Скажем так, прошлая книга была более невинной. Нынешняя книга — результат более осознанного творчества. Когда я писал Messer, это было что-то, что просто шло изнутри. In stillen Nächten — более осознанная, она в большей степени идет от головы. Вы сначала стали рок-звездой, а уже потом начали прокладывать себе дорогу как поэт. Вы не можете не осознавать, что люди, которые завтра придут, чтобы вы подписали им книгу, — это не любители поэзии, а фанаты Rammstein. Они придут не ради ваших стихов, а чтобы увидеть рок-кумира. Ну, я надеюсь, что они попробуют себе представить, что было бы, если бы эти стихи были окружены музыкой. Я также надеюсь, что это откроет двери новой аудитории. Той, которая не очень любит тяжелую музыку, но читает книги. Может быть, они купят книгу и им понравится. Какое было самое большое разочарование за время вашей карьеры? Не то чтобы разочарование — это было ударом. У нас был концерт в Мексике, и как раз в этот момент была стрельба в школе. Два школьника с автоматами пришли в школу и положили 20 или 30 детей и учителей. Быстро выяснилось, что один из них был заядлым фанатом Rammstein. Пресса начала возлагать вину за стрельбу на Мэнсона и Rammstein. И газета в Германии с самым большим тиражом вышла с заголовком, где они связывали это преступление с нашей группой. Всегда есть люди, не отличающие метафору от прямого смысла. Но вы же не можете не ожидать таких вещей, осознавая, насколько провокационные у вас тексты. Это абсолютно разные вещи. Одно — искусство. Другое — то, как люди его через себя пропускают. Но активные действия — это уже совсем другая история. Но никто не может застраховаться от дурака. Да, дураки есть везде, в этом проблема. Но это не значит, что я перестану писать тексты. Источник: https://snob.ru/selected/entry/116910
  14. Вокалист группы Rammstein Тилль Линдеманн: я умею ругаться по-русски Вокалист немецкой рок-группы Rammstein Тилль Линдеманн в эксклюзивном интервью АиФ.ru рассказал, почему боится читать вслух собственные стихотворения и употребляет в них нецензурную лексику, а также какую книгу сочинил для своего маленького внука. Немецкий коллектив Rammstein за 22 года существования стал одной из самых известных групп в мире. Даже если вы никогда не видели провокационные выступления Rammstein, то наверняка не раз слышали их песни и знаете имя вокалиста Тилля Линдеманна. Немецкий рокер приехал в Москву, чтобы представить сборник собственных стихов под названием «В тихой ночи. Лирика». Это первая книга Тилля, изданная в России, в ней собраны нигде ранее не публиковавшиеся произведения рокера в оригинале, их перевод на русский язык и провокационные иллюстрации его друга, художника Маттиаса Маттиса. Накануне презентации книги Тилль встретился с журналистом АиФ.ru и рассказал о своём творчестве. Елена Яковлева, АиФ.ru: Это ваш первый визит в Россию в качестве поэта. Как думаете, как вашу книгу встретит российский читатель? Тилль Линдеманн: Россию и русскую культуру, наверное, можно сравнить с болгарской, у них много общих черт. Я как раз совсем недавно был в Болгарии (в городе София мы снимали материалы для нашего проекта Lindemann). Так вот, там очень много маленьких магазинчиков, где продают книги, и люди читают их везде: в банках, в парках, на улице. Я думаю, что в России ситуация выглядит похожим образом. Насколько я знаю, здесь по-прежнему любят читать, а значит, будут читать и мою книгу. Здесь литература и книги имеют другой статус, нежели в Германии. Молодёжь в России по-прежнему знает и читает тех писателей, которые относятся к золотому фонду национальной литературы: Достоевского, Пушкина, Толстого. В Германии, честно говоря, писатели прошлого мало кого интересуют. — А вы сами читали в оригинале Достоевского, Толстого? Известно, что вы немного знаете русский язык. — Нет, к сожалению, ничего в оригинале на русском не читал. По-русски я знаю в основном ругательства, и мои друзья всегда радуются, когда я произношу такого рода выражения (смеётся). — К слову, о ругательствах: российские издатели вашей книги предупреждают, что сборник содержит нецензурную лексику и предназначен для читателей старше 18 лет. Неужели ваше творчество невозможно без нецензурной лексики? Почему вы не избегаете этих фраз, не заменяете их на более литературные выражения? — Не заменяю, потому что выразить такую же сильную эмоцию другими словами вряд ли возможно. Сильные ругательства и существуют для того, чтобы выражать сильные эмоции. Плюс, может быть, это такая детскость в моём характере. Как в школе, когда учитель тебе говорит: «Ты не должен этого делать». А ты ослушался и получаешь от этого кайф. — Ваш отец писал добрые сказки для детей. У вас никогда не возникало желания написать детскую книгу? — На самом деле я уже написал книгу для детей и даже нарисовал к ней иллюстрации, но пока непонятно, когда она будет опубликована. Извините, но мне надо следить за своей репутацией (смеётся). Кстати, моя детская книга тоже получилась «злой». Её главный герой — мой внук Фриц. Каждое стихотворение в ней посвящено ему. Всё начинается так: «Дорогой Фриц, возьми меня за руку». Потом мы с ним идём в зоопарк, катаемся на железной дороге, летаем на самолёте… В зоопарке, например, мы смотрим, как кого-то пожирают львы, самолёт терпит крушение, на железной дороге происходят столкновения поездов и так далее. Но с нами ничего не происходит: мы живыми и здоровыми выходим из любых ситуаций. Таким образом, я для маленького Фрица становлюсь большим героем, потому что помогаю ему избегать плохих последствий. — Да уж, необычная детская книга… А вы уже читали её своему внуку? — Да, и он был слегка шокирован (смеётся). — Получается, что у вас уже два поэтических сборника (первый из них под названием «Нож» в России не выходил — прим.ред.) и детская книга. В планах есть что-то ещё? — Да, возможно, в 2018 году появится сборник коротких рассказов. Но мы это ещё обсуждаем с издателем. — А есть ли для вас разница между написанием стихотворения и текстом для песни? — Написание стихов — это нечто, что свободно от какого-либо корсета. А что касается написания текстов для песен, то нужно учитывать очень много разных факторов: надо обращать внимание на структуру, на ритм, на музыкальное настроение. Написание текста для песни похоже на работу портного, который шьёт костюм. Каждый текст песни пишется под конкретную музыку. А в обычных стихах больше свободы: надел плавки и пошёл. — Вы пишете тексты для песен, которые сами же исполняете. Но я знаю, что вы не любите читать свои стихи вслух. Почему? — Петь свои тексты тоже не всегда просто, но там у меня за спиной есть поддержка группы, мы вместе. А тут стоишь один, перед тобой люди… Это для меня действительно подобно кошмару. /Я с большим интересом жду сегодняшнего вечера, когда мои стихи прочтут артисты на сцене театра «Гоголь-центр». Мне очень любопытно увидеть, как они это сделают, потому что я не могу представить, как бы это сделал я. Я видел видео в интернете, в нём один из актёров читает моё стихотворение. Он делает это фантастически. Там видна и страсть, и работа руками… Я так не могу./ — Интересно ваше мнение по поводу Нобелевской премии по литературе, недавно присуждённой Бобу Дилану за «создание новых поэтических выражений в великой американской песенной традиции». Честно говоря, в России многие были удивлены этим решением, и не все считают его справедливым. — Мои ощущения тоже неоднозначны. Не знаю как в русском, но в немецком языке «Нобель» — это даже отдельное слово, которое означает что-то, что на голову лучше всего остального: благороднее, качественнее и т. д. Понятно, что и жизнь, и творчество Боба Дилана — это значимые явления в культуре. Но с другой стороны, буквально в этом году умер такой писатель, как Умберто Эко, и это совсем другой масштаб. Опять же, лично для меня. Если принимать решение о том, кому давать Нобелевскую премию в области литературы, наверное, я бы отметил Эко. Но мы живём в странные времена, когда торговец недвижимостью становится американским президентом… — А вы сами рассчитываете на признание вашего литературного творчества? — В общем-то, мне всё равно. Лучший приз для меня — это то, что весь тираж моей новой книги распродан. Что-то более приятное о книге сложно узнать. А что касается призов, то их получаешь, ставишь на полку, они там пылятся — всё. — Кстати, как думаете, ваш отец, признанный писатель, был бы доволен, если бы прочёл книгу «В тихой ночи. Лирика»? — Я часто думаю об этом. Я думаю, что он бы за меня порадовался, но не без зависти (смеётся). — И, конечно же, неизбежный вопрос: чем сейчас занимается Rammstein, какие планы? — Сейчас мы работаем в студии, записываем новую пластинку. Я думаю, что если всё будет идти без проблем, то уже осенью 2017 года сможем презентовать новый альбом. А если будут какие-то задержки, то весной 2018 года. Этой же весной мы отправимся в гастрольный тур и, кстати, снова приедем сюда, в Россию. Источник: http://www.aif.ru/culture/person/solist_gruppy_rammstein_till_lindemann_ya_umeyu_rugatsya_po-russki