Welcome to SeidBereit Forum

Зарегистрируйтесь сейчас, чтобы получить доступ ко всем нашим разделам. Однажды зарегистрировавшись и войдя, вы сможете сделать свой вклад в этот форум, предлагая свой контент или отвечая на существующий. Вы сможете кастомизировать свой профиль, получать очки репутации как награду за предложенный контент, а также общаться с другими пользователями через свою личную почту, а также еще много чего! Это сообщение исчезнет, как только вы войдете.

Register now to gain access to all of our features. Once registered and logged in, you will be able to contribute to this forum by submitting your own content or replying to existing content. You'll be able to customize your profile, receive reputation points as a reward for submitting content, while also communicating with other members via your own private inbox, plus much more! This message will be removed once you have signed in.

popaduba

Администратор
  • Публикации

    5 285
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Days Won

    23

Репутация

147 Excellent

1 подписчик

О popaduba

  • Звание
    Alte Scham
  • День рождения 07.12.1981

Посетители профиля

1 753 просмотра профиля
  1. Percival & Marcin Przybyłowicz - The Song of the Sword–Dancer
  2. Мировая премьера фильма Йонаса Акерлунда Rammstein Paris запланирована на 23 марта в Париже. В Берлине премьера состоится 14 февраля. Билеты можно приобрести, перейдя по этой ссылке, пройдя регистрацию: http://www.avantpremiere.at/register/ Ссылка на премьеру в Берлине: https://www.facebook.com/events/275844599497414/
  3. Brian Tyler - Assassin's Creed 4 Black Flag - Full Soundtrack
  4. От имени администрации seidbereit.ru поздравляю Вас с Новым годом! Пусть этот год, как глоток свежего вдохновения, принесет вам много идей, предложений, пусть каждый шаг и начинания с вашей стороны обвенчаются успехом. Желаем вам здорового упрямства, неиссякаемой энергии, бесконечного энтузиазма и конечно же денежного благополучия! Как небольшой презент предлагаем Вам чтиво 1996 года.Частично статья встречалась в отчётах о концертах, но целиком её перевели специально для Вас. За перевод большое спасибо Максу Теребилову. Русская адаптация popaduba. https://issuu.com/popaduba/docs/1996.09.xx_____rock_hard
  5. Ведьмак 3
  6. (плюс дополнение к третьему ведьмаку "Каменные сердца") Ну и всё таки купила:
  7. В Великобритании более 70 человек потеряли работу из-за коллапса Team Rock Ltd – издателя журналов о рок-музыке, сообщает BBC. Компания столкнулась с финансовыми трудностями, после чего были приглашены администраторы из FRP Advisory. Уволены в связи с сокращением штата 27 сотрудников в Блантайре и еще 46 – в Лондоне. Еще семь работников останутся "в краткосрочной перспективе", чтобы помочь администраторам. Team Rock Ltd выпускала журналы о рок-музыке, занималась сайтом www.teamrock.com. В число принадлежащих ей названий и брендов входят Classic Rock, Metal Hammer, Prog, Golden Gods Awards и Classic Rock Awards. Кроме того, она владеет обширным архивом видеозаписей, радиоматериалов, изображений и журналов. Ежегодный оборот компании превышал £6 млн. В настоящее время представители FRP Advisory ищут покупателей активов Team Rock Ltd. Отмечается, что компания рассматривала все возможности для обеспечения своего долгосрочного будущего, но привлечение администраторов оказалось единственной целесообразной опцией. http://www.bbc.com/news/uk-scotland-scotland-business-38370464
  8. Только у меня видео зависло на первом кадре?
  9. Тилль Линдеманн: поэзия - то, что идет от сердца Солист и автор текстов песен культовой немецкой метал-группы Rammstein Тилль Линдеманн прибыл в Москву, чтобы представить свой поэтический сборник "В тихой ночи" (издательство "Эксмо"). Книга, изданная на немецком и русском языках с маркировкой 18+, составлена из ранее непубликовавшихся стихотворений Линдеманна и проиллюстрирована художником Маттиасом Маттисом, другом автора. В интервью корреспонденту РИА Новости Валерии Высокосовой Линдеманн рассказал, как рождается вдохновение, объяснил, чем отличается работа над поэтическим текстом от работы над тестом песни, а также поделился секретами творческой мастерской группы Rammstein. — Кто ваш любимый поэт? Кто вдохновляет вас на творчество? — Не могу сказать, что у меня есть определенный любимый поэт. Я люблю Готфрида Бенна например. Вдохновение рождается не из произведений других поэтов, а скорее из опыта, который я накопил, из детских воспоминаний и личных переживаний. — Какие изменения со временем претерпел ваш лирический герой? — Я стал сочинять стихи по необходимости: мы начали играть музыку, а для музыки нашей группе нужны были тексты. Мой отец писал детские книги, а также стихотворения для взрослых. Я просматривал их, но тогда они мне не очень нравились. Я говорил ему: "Если в жизни что-то пойдет не так, если зайду в тупик и не буду знать, что делать, я всегда смогу стать поэтом" (смеется). Его это расстраивало, потому что так я сводил ценность его профессии к минимуму. Тем не менее я взял у него очень много в плане подхода к работе над стихотворением — как он подбирал слова, как работал со словарем синонимов. — Есть ли какое-то принципиальное отличие стихотворений, которые лягут на музыку, от обычных поэтических произведений? — Подход к написанию текстов совсем другой. В случае с текстами песен работают совсем другие механизмы: очередность слов выбирается совершенно иначе, слова подбираются тщательно, потому что всегда надо обращать внимание на музыкальный ритм. Обычная поэзия дает возможность выбирать практически из любых слов. Главное, чтобы это шло от души. Текст песен — это больше работа головой. Поэзия — то, что идет от сердца. — Общались ли вы с русским переводчиком книги "В тихой ночи"? — Мне было очень приятно познакомиться с ними в Москве (В Москве Тилль Линдеманн познакомился с переводчиками Вячеславом Камединым и Натальей Мордвичевой — ред.), но нет, тогда мы не общались. Я был наслышан, что Вячеслав знал моего отца. — Получается, это работа, основанная на доверии? Вы же не могли оценить русскоязычную версию сборника? — В офисе Rammstein работает девушка по имени Анна, русская немка. Она владеет русским языком, много читает, разбирается в литературе и обладает прекрасным вкусом. Она постоянно говорила мне, что перевод отличный. Плюс репутация переводчика блестящая. — На каком еще языке появится сборник? — Он уже переведен на английский, голландский, польский, скоро появится на шведском. В следующем году появится французский перевод и, надеюсь, будет испанская версия. — На этих языках сборник тоже двуязычный? — До сих пор книги выходили только на одном языке. Такая форма появилась впервые. — Первый сборник ваших произведений "Нож" был написан в 2002 году и не был переведен на русский язык. Может, теперь появится и он? — Я так пониманию, что книга "В тихой ночи. Лирика" пользуется популярностью, чуть ли не весь тираж продан. Издательство ("Эксмо" — ред.) сработало очень хорошо. В случае с первым сборником возникли правовые сложности, поскольку мы работали с другим издательством. Но я надеюсь, что и первая книга скоро будет издана. — Как вы относитесь к тому, что Нобелевскую премию по литературе получил в этом году Боб Дилан? — У меня двоякое отношение к этому. С другой стороны, меня это не сильно удивляет: американским президентом стал маклер, который занимается недвижимостью. Много странного происходит в наши дни… Нобелевская премия действительно высокий знак отличия. Я не могу сказать, что Боб Дилан не достоин ее, но, как мне кажется, в этом мире есть люди, которые, возможно, достойны этой премии чуть больше. Все ведь зависит от того, какое влияние оказывает автор на общество. Посмертно вполне можно было бы вручить премию Джону Леннону за то, какое влияние оказали его стихи на общество. Или Леонарду Коэну, или Умберто Эко, которые тоже умерли в этом году. Если сравнить литературный масштаб Умберто Эко и Боба Дилана, то разница вполне заметна. — Кто из писателей вам нравится, кого перечитываете? — Генри Миллер и Чарльз Буковски, я перечитываю их. — Хотели бы со временем и сами перейти в прозу? — Тогда мне придется начинать все с начала! Я 20 лет занимался стихосложением. Не думаю, что я хорош в прозе. Я написал 10-15 коротких историй, они будут изданы в 2018 году. Надеюсь, тогда я приеду снова и вы мне скажете, хороши они или нет. — Поклонники вашей группы и поклонники ваших стихотворных произведений как-то отличаются друг от друга? — По большей части это одни и те же люди. Очень часто они просят, чтобы мои стихи тоже легли на музыку. Но есть и другая аудитория, которая музыку Rammstein не очень-то жалует. Скажем так, это образованный пласт населения, который к хэви-металлу не чувствует склонности. Они могут чуть-чуть манерно говорить: "Музыка ужасна, но очень милые тексты" (смеется). — Поклонники вашего творчества изменились за время существования Rammstein? — Раньше люди покупали CD-диски в специализированных магазинах, которые тогда назывались магазинами грампластинок. Фанат того времени покупал диск, шел на концерт, покупал майку — таким образом он демонстрировал принадлежность к этой музыке. Сегодня жизнь стала гораздо быстрее: человек слушает музыку, которая нравится ему, потом слушает другую музыку. Но наша аудитория поклонников пополняется молодежью, чему мы очень рады. Кстати, особенно в России. — В одном из интервью, примерно год назад, вы говорили, что соберетесь и обсудите планы группы Rammstein с участниками, начнете подготовку к новому альбому. Встреча состоялась? — Да, сейчас мы работаем в репетиционной, готовим программу для следующей пластинки. — Какой она будет? — Сейчас в разработке от четырех до восьми песен. У нас есть большое панно, где можно увидеть песни, которые находятся в стадии доработки, песни, к которым уже пишутся тексты, и песни, которые находятся в стадии финального монтажа. Если день задался, то мы стираем несколько слов в одном столбце и записываем что-то в другом. Все как в детском саду! (смеется) Такие уж мы инфантильные. — К этой работе вы подходите очень серьезно и структурированно? — Да! Как и все в Германии. — Когда можно ждать новой пластинки? — Я думаю, осенью следующего года. — Приедете в Россию с туром? — Конечно. — Многие группы делают совместные треки с другими исполнителями. С кем бы вам хотелось поработать? — Мы провели вместе уже 25 лет. Хорошо, когда мы друг с другом уживаемся! Вводить сюда дополнительные элементы просто опасно. Представьте, как будто вы с кем-то в браке, но только в этом браке вас сразу пятеро. Мы спорим, обижаемся… Допустим, мы собираемся на репетицию, кто-то из нас заходит в комнату и мы все понимаем, что сегодня работы не будет. По первому взгляду, по тому, как он зашел и посмотрел, становится понятно, что в этом настроении результата не получится. Эту стадию наших отношений можно описать такими словами: "Мы узнаем носки друг друга, даже не нюхая". — Кому из именитых режиссеров вы бы доверили снять свой следующий клип? — Мы как раз ищем. Но, во-первых, не всегда ясно, какая песня пойдет в ротацию, потому что решение принимается после выхода пластинки, становится понятно, какая из песен вызовет больше резонанса. У нас всех разные мнения, плюс мнение студии звукозаписи. На этой фазе принимается решение, а дальше все делается довольно быстро. Проблема в том, что хорошие режиссеры забронированы на годы вперед. Очень сложно уговорить кого-то прервать работу и прийти к нам. До сих пор нам удавалось так делать с Юнасом Окерлундом (режиссер клипов Mann gegen Mann, Pussy, Ich tu dir weh — ред.). — А кто ваш любимый кинорежиссер? — Вернер Херцог. Правда, последний его фильм я еще не видел, приберег на потом. — Продолжаете ли вы работу над проектом Lindemann? — (Говорит по-русски)…спит. Мой коллега Петер Тэгтгрен работает со своей группой Pain, сейчас находится в турне, я работаю с Rammstein. Посмотрим, что будет через два-три года. Источник: https://ria.ru/interview/20161121/1481803003.html
  10. «В тихой ночи»: путь лидера Rammstein от «Du hast» до лирики Выход сборника стихов лидера Rammstein Тилля Линдеманна стал событием. Первый 10-тысячный тираж раскупили мгновенно, а очередь за автографами стояла с 8 утра. Наталья Ломыкина встретилась с Линдеманном и спросила, зачем ему понадобилось издавать стихи. Увесистый черно-белый том с сотней стихотворений Тилля Линдеманна на двух языках, который всего за два дня разошелся тиражом почти в 15 тыс. экземпляров, я увидела за пару секунд до начала интервью. На белых страницах — текст на немецком языке, рифмованный, жесткий, порой чрезмерно откровенный. На черных — русский перевод, часто с ломаным ритмом и нарушенной рифмой, но точно переданной сутью. Как сказал в предисловии переводчик, «в этих часто неистовых текстах, он в каждой строке все же, прежде всего, подает на подносе собственное нежное сердце». — Эта книга выглядит великолепно. Но зачем она вам понадобилась, если ваши стихи и без того знают наизусть миллионы поклонников, которые поют ваши песни. Почему вы решили издать лирический сборник? — Это совсем другое детище. Эти слова не привязаны к музыкальным произведениям, они вообще не связаны с музыкой. Это что-то, что было написано в абсолютно свободной форме. — Нет ли в этом ответа на желание отца, чтобы сын стал поэтом? — Знаете, когда мы говорили с отцом, я ему всякий раз отвечал: «Если из меня ничего толкового не получится, я всегда смогу стать писателем» (смеется). И это его всегда раздражало, ему казалось, что я не воспринимаю всерьез то, чем он занимается (прим. ред. — отец Тилля — Вернер Линдеманн, писатель, поэт, автор 43 книг, в том числе детских). — А вы воспринимали? — Частично. Что касается людей искусства, это всегда те, кто идет как бы против системы. Отец же должен был писать многие произведения, которые продвигали социалистические идеи. Ну и кроме того, он писал произведения для детей. — Вы в одном из интервью сказали, что рады, что у вас две дочери. Иначе сыновья непременно захотели бы быть похожими на вас. А что в этом плохого? — О нет, своему сыну я не хотел бы пожелать такой жизни (смеется)! Но у меня есть сын, на самом деле (переходит на русский). Очень другой! Совсем другой. А вот дочь как раз выросла похожей на меня. Вообще, сейчас у меня две дочери и два сына. — В Википедии про сыновей ничего не сказано. — К счастью, да. Там и так много лишнего написано. Но одно хорошо в Википедии — она делает меня моложе (смеется). — Я не буду спрашивать, сколько вам лет. — Да-да. — Вы сейчас сказали, что люди искусства идут против системы. А что для вас свобода? Для музыканта это все-таки одно из ключевых понятий. — Тут, конечно, есть разные виды свободы: языковая, свобода самовыражения, свобода открыто высказывать собственные мысли... Помните времена ГДР? Чтобы что-либо сказать, приходилось прибегать к разного рода аллегориям. Все время, если перевести дословно, «прятать в букете» свою мысль, скрывать за разного рода аллегориями то, что хочешь сказать на самом деле. Это сложно. Но, с другой стороны, в этом были свои преимущества. Это позволяло постоянно оставаться в поиске: как сделать так, чтобы несмотря ни на что, несмотря на цензуру, донести до людей то, что ты хочешь донести. Что произошло сейчас? Техника подачи информации, манера написания текстов стала несколько иной. Подход изменился. В моем случае, времена изменились, но навык сохранился. Правда, не в политических текстах, а в лирических. Иногда я использую слова, которых в реальной жизни не существует. Например, мне надо назвать существо женского пола, а я вместо этого напишу «треугольник чресел». На немецком, правда, это поэтичнее звучит. Словом, разного рода ограничения научили меня мыслить метафоричнее. — То есть, свобода для вас, в первую очередь, это языковая свобода? А еще? Сейчас очень важно, в том числе в России, уметь определять границы свободы, чувствовать, когда они сжимаются. Вы, как человек двух систем, который, с одной стороны, взрослел в ГДР, а с другой, свободно обращался к миллионам с очень провокационными заявлениями, пожалуй, можете посоветовать, как тестировать систему на открытость. — Понятно, что знать границы надо. Чувствовать, где можно начать и чем можно закончить. Но тут надо самому себе задать вопросы, есть ли для тебя какие-то вещи, которые ты не мог бы или не хотел бы сказать или сделать. Грубо говоря, чем больше ты свободы позволяешь сам себе, тем больше ее вокруг тебя. Это игра разнонаправленная, не одностороннее движение. По большому счету, с учетом того, как развиваются современные средства коммуникации, тот же самый интернет, свобода стала практически безграничной. Правда, я не знаю, к чему это приведет, потому что иногда возникает ощущение, что хорошо бы некоторые рамки все-таки присутствовали. — Труднее писать более провокационные песни? Публику сложно фраппировать? — Да, конечно. Людей стало сложнее шокировать искусством — у них есть возможность все увидеть, все узнать. У детей, у молодежи с ранних лет есть доступ к чему-то, что им, может быть, и не стоило бы видеть. Иногда бывает так. Ты берешь какую-то тему и думаешь: да, вот оно! Это то, что шокирует. А те самые молодые люди смотрят на это дело и равнодушно зевают: скучно. Вот. Так и замечаешь, что постарел (смеется). — Ваша популярность все равно огромна. В России в том числе. В Рунете вообще этой осенью только и обсуждали русский клип Rammstein на музыку Михаила Боярского. Если вам не показывали, я вам сейчас покажу. Довольно быстро выяснилось, что это один актер и ведущий, Александр Пушной, спел в стиле Rammstein песню другого актера, Михаила Боярского. Но факт остается фактом: количество просмотров невероятное. И вероятность того, что Rammstein снял клип в России, воспринимается всерьез и на ура. — Ну что я могу сказать, мы работаем над этим. — Летом, правда, после ситуации с портретом Путина на футболке и золотым телефоном, вы говорили, что Rammstein в Россию больше ни ногой. Но не прошло и полгода... — Нет, нет, нет (перебивает по-русски). Такого мы не говорили. Это опять интернет. — То есть с удовольствием ехали в Россию представлять книгу? — Еще бы! Я люблю Россию и всегда с удовольствием сюда приезжаю. А все остальное, что там творилось, — это фуфло. И меня не интересует. Честно говоря, ежедневно где-то в мире появляется какая-то хрень, которую обо мне пишут. Не на все же обращать внимание. Так что я приехал не просто с удовольствием, а с огромным удовольствием. — Я знаю, что вы могли приехать в Москву на Олимпиаду-80 в составе сборной по плаванию, но этого не произошло. Не жалеете? — Ну, во-первых, тогда проводилось большое количество соревнований, и мне частенько доводилось приезжать в Советский Союз. Постоянно проводились русско-немецкие игры, когда советская команда отправлялась в Германию, немецкая команда приезжала в Россию. К тому моменту я знал и Москву, и Санкт-Петербург. И Новосибирск! Мы два дня ехали в поезде. И это был вообще единственный раз, когда мне довелось спать в поезде (смеется). Мы наливали чай из этого специального самовара в поезде, как же он называется... титан. В каждом вагоне была такая бабушка, которая наливала чай и очень ругалась, когда шумели в купе, а мы, конечно, шумели. А потом вдруг объявляют, что олимпиада будет не в Лос-Анджелесе, не в Сиднее, не в какой-то другой капиталистической стране, где мы никогда не были, а в Москве. (переходит на русский) Пфф! Москва еще раз! Скучно! (смеется). У меня тогда была черепная травма очень неприятная, и мне, да, пришлось завершить спортивную карьеру. — Спорт сейчас какую роль играет в вашей жизни? — Сейчас расскажу самое главное. Вся Германия сходит с ума по футболу. А я футбол не смотрю. И я на самом деле очень благодарен любви немцев к футболу. Когда играет национальная команда — города пустеют. Одно удовольствие ездить по улицам! Ни людей, ни машин, ни полицейских (смеется). Это мое любимое время для прогулок — город-призрак. — Главное, вовремя вернуться. До того, как матч кончится. — Это точно. После игры по-другому все выглядит. Ну а если про меня говорить, поскольку я сам занимаюсь плаванием, мне интересно следить, кто как плавает, ну и высмеивать их, да. — Давайте вернемся к книге. Расскажите немного о ней, о ее структуре. Что это за тексты, когда они были написаны, как вообще получилось это издание? — На самом деле это уже вторая книга, первая называлась «Messer» («Нож») и здесь, в России, пока не опубликована. Надеюсь, что ее еще издадут. И вот для нее я материал собирал фактически 20 лет. «В тихой ночи» написана гораздо быстрее — лет за пять. И ее опубликовали в Германии уже три года назад. — Хорошо продается? — В Германии она продается неплохо для сборника стихов. Я считаю, даже хорошо. Что касается России, это какой-то фантастический успех. Потому что в книжных магазинах уже раскупили весь тираж. — Ваш агент показывает, что у меня остался последний вопрос. И меня не простят ваши поклонники, если я не спрошу, когда будет следующий концерт Rammstein в России. — Давай я тебе покажу (достает из кармана телефон и открывает календарь с расписанием). Вот смотри, июнь. Сначала четвертого числа Таллин, а потом 9-го, 10-го и 11-го июня — Россия. В тот же вечер актеры столичного «Гоголь-центра» представили стихи Линдеманна в формате авангардного поэтического спектакля — динамичного и провокационного. С драматургией, световыми эффектами и нестандартной сценографией. И все это, по сути, ради единственного зрителя, хотя зал на этом закрытом показе был набит битком. Прямо передо мной, кстати, сидели переводчики «В тихой ночи», и интерпретацию каждого текста встречали с неподдельным восторгом. Говорят, Тилль лично утвердил режиссера для спектакля по своей книге после того, как увидел чтение Никиты Кукушкина. И видно, что актеров лирика Линдеманна действительно задела — в финальной сцене Кукушкин с перемазанным помадой кровавым ртом протянул сидевшему в зале Тиллю листок, и они прочли по очереди одно из ключевых стихотворений сборника: "Это очень, очень хорошо, Когда кто-то понимает твое искусство." Автор: Наталья Ломыкина Источник: http://style.rbc.ru/view/books/5832d8949a79476e310765b8
  11. Солист группы Rammstein: Родители ставили мне Высоцкого - говорили, у него глубокий смысл Очередь, как на Серова. Угрюмый мужчина в черном сидит в ее конце, подписывая чёрные книги, которые сжимает нескончаемый поток людей. Тилль Линдеманн, солист Rammstein - частый гость в столице, его тут любят и ждут. Поэтому не удивительно, что именно в России он решил лично презентовать свою книгу стихов «В тихой ночи». Весь ее тираж был раскуплен в первый день! - Я прочитала несколько стихотворений и подумала, что в вашей немецкой школе вас ужасно раздражали в классические авторы: Шиллер, Гёте, Гейне... - Знакомить детей с литературой - это непросто. Особенно в подростковом возрасте. Особенно, если заставлять. Тот же самый «Фауст» Гёте - в 5-6 классах тяжеловат для восприятия. Детям надо давать возможность выбирать, что они будут читать. Я не любил чтение, пока отец не дал мне «Старик и море» Хемингуэя. И я был так увлечён этой книгой, это было так здорово! Другой способ знакомить детей с литературой - через музыку. Народные песни, например, та же дорогая к поэзии. В детстве, кстати, у меня дома звучал ваш Высоцкий. Я не понимал смысл, но родители говорили, что он глубокий. Хотя голос мне не очень нравился поначалу, я начал его воспринимать. - Со своим 9-летним внуком вы так же действуете? - Его мама - моя дочь, изучает театральные науки, и много читает вслух. И тут мое вмешательство совершенно не нужно, он приобщается к литературе, благодаря маме. - В детстве вы кому-то свои стихи показывали? Девочкам? - В ранней молодости я много не писал - может пару экспериментов. Все изменилось, когда я начал заниматься серьезно заниматься текстами для нашей группы. Представьте, что на одну мелодию вы пишете около 7-8 четверостиший. Для песни их необходимо сжать до 4 куплетов. Остаются строчки, которые мне всегда жалко терять. Вот из этих «отходов» я собираю новый стих. - Одна российская писательница говорила, что секрет мастерства - иметь чугунную задницу. Насколько важна усидчивость, чтобы быть успешным поэтом? - За столом я провожу мало времени. Раньше я записывал все в блокнот, но сегодня есть много разных технологий: есть диктофон, есть раздел «заметки» в телефоне, куда я тоже что-то пишу. Потому что все-таки и тексты песен, и стихотворения - это скорее вспышки, удары молнии, которые надо быстро зафиксировать. А что касается той дамы с «чугунным задом», она писала, видимо, долгие пространные романы - в таких случаях важно сидеть. - Стихи приходят к вам сами по себе, или вы их «планируете», как например было у Маяковского, когда ему что-то заказывали? - Я не могу просто сесть и писать. Голова работает так, что вдруг «открывается» некий шлагбаум, и оттуда начинают поступать новые идеи и мысли. Но, чтобы он открылся, нужно что-то сделать. Нельзя взять и вытряхнуть из рукава текст стиха. Должны быть какие-то наработки: о чем и как ты будешь писать. Но это про стихи. В песнях все работает иначе. Могу сказать себе - в 10 утра я встану к станку и начну работать. Тут речь идет о ремесле - как портной подгоняет костюм по фигуре, так и я подгоняю под музыку слова. - За историями, которые вы рассказываете в песнях, прячутся конкретные люди или происшествия? - Когда мы писали песни для первых альбомов мы, действительно, имели в виду конкретного человека, которого знали все участники группы. Тогда это все так и задумывалось. Но откровенно кого-то высмеивать было бы по-дурацки, тем более сводить с кем-то счеты. - А вдохновение когда посещает? В супермаркете может прийти? - Это может произойти где угодно. В том же магазине неожиданно встретить красивую женщину. И задать себе вопрос: что бы случилось, если бы я к ней подошел и сказал, что она мне нравится?! Возможно она дала бы мне номер телефона. Или пощечину. Любой исход - дерьмо! Если ничего не произойдет - это свинство. А если познакомишься, то она может стать твоей женой. И это хуже всего! - Читала интервью с одним из участников «Раммштайн», который сказал, что после прочтения ваших текстов им кажется, что у вас - раздвоение личности... - Надо сказать, что мы и мои коллеги - среднестатистический нормальный коллектив. Но и в музыке, и в литературе, и в кино уже сказано столько всего, что сложно найти то, что затронуло бы публику. Поэтому надо подумать о том - как сделать, чтобы тебя слушали. Если вы целый день будете петь « бла бла, я люблю тебя», то это может кто-то и будет слушать, если музыка хорошая. Но это скучно. Но если вдруг вы берёте гитару и поёте в грубой форме - я хочу совокупляться, то люди вздрагивают, и задаются вопросом - «что это он говорит»? И это совсем другой эффект - они тебя слушают! Необходимо быть провокатором, что бы тебя услышали. В ином случае, это - шум, проносящийся мимо. - Общались ли вы (исключительно для дальнейшего воплощения в текстах) с какими-нибудь психиатрами? И как вообще относитесь к Зигмунду Фрейду? - Нет, боюсь что я пока не готов для себя открыть эту дверь. Возможно, это было бы интересно, но мало ли что меняется там ожидает. Фрейд - конечно же, это легендарная личность. Но отношение к нему в Германии сейчас неоднозначное из-за того, что он прослыл женоненавистником. Если бы он был еще жив, я бы записался к нему на прием. - Мне кажется, или вы в своих текстах принципиально игнорируете тему любви? В книге я это слово так не нашла! - О любви тут очень много на самом деле. А что касается слова «любовь», оставим его исполнителям попсовых шлягеров. Считаю, что юмор в текстах важнее. Двусмысленностей у меня много. Думаю это с «гдровских» времён, когда о многом не говорили, старались использовать аллегории. Источник: http://www.spb.kp.ru/daily/26609/3627193/
  12. Интервью и статьи 2015 2015.03.18 - Metal Hammer. Последнее табу (флешпросмотр) 2015.03.19 - TeamRock, Странная парочка 2015.03.27 - RockHard Magazine - Golden Shower [Шпион в студии] 2015.04.xx - Sonic Seducer - Немецко-шведская дружба 2015.04.хх - Интервью с Тиллем для MAXIM 2015.05.15 - Интервью с Тиллем и Петером для Musik Universe 2015.05.26 - TILL LINDEMANN: LICENCE TO TILL (интервью для metalhammer) 2015.05.xx - Aardschok 2015.05.xx - KERRANG! (флешпросмотр) 2015.06.10 - Tonedeaf 2015.06.16 - Интервью для blabbermouth 2015.06.16 - Интервью с Тиллем для libel.co.nz 2015.06.23 - Интервью с Тиллем для Rollingstone.ru 2015.06.23 - Интервью с Тиллем и Петером для lenta.ru 2015.06.26 - Интервью с Тиллем для MANIACS 2015.07.01 - Интервью с Тиллем и Петером для русского METRO (флешпросмотр) 2015.07.13 - Огонь и несколько аккордов. Российская газета 2015.08.31 - Интервью с Петером Тегтргреном для Kaaos TV 2015.10.23 - Зоран Бихач о работе над Fish On в интервью для Lindemann Russia 2015.xx.xx - Интервью с Тиллем и Петером для Rockcor (флешпросмотр) Статьи, заметки без перевода(флешпросмотр)
  13. Rammstein и нежности Вокалист популярной немецкой группы побывал на этот раз в России без коллег. Тилль Линдеманн представил свою первую книгу стихов "В тихой ночи", красиво изданную в двух тонах - черном и белом. Пользуясь лирическим настроением музыканта, "РГ" расспросила Тилля о книге и о группе Rammstein. Книга "В тихой ночи" - это стихи, не ставшие песнями Rammstein? Или вы писали их для себя, не рассчитывая на публикацию? Тилль Линдеманн: И то и другое - оба суждения верны. В книгу вошли и стихи, связанные с Rammstein, ведь иногда я предлагаю своим коллегам-музыкантам до двадцати вариантов текста одной песни. А потом мы садимся и обсуждаем: что им понравилось и что не понравилось. Всегда проблема в том, что текст должен очень точно ложиться на музыку. Так вот и получается, что из двадцати вариантов выбирается один, а все другие - остаются ненужными. Вот из этих девятнадцати мною потом и делается выжимка. Все это знаете на что похоже? На то, что вы снимаете строгий костюм и надеваете свободную рубаху. Я уходил от строгой музыкальной задачи и работал даже с этими стихами и идеями уже в свободной форме. И они попали в эту книгу. Но есть "В тихой ночи" и поэзия, которую я писал "в стол", и она никак не была связаны с музыкой. На сцене вы смелый и бесстрашный герой. Легко ли было браться за лирическую книгу? Тилль Линдеманн: Я думаю, что каждые пять-семь лет нужно и полезно подводить итоги своей жизни. И новый сборник как раз и стал для меня хорошим поводом отчитаться перед собой и сказать: эта часть жизни пройдена, можно подводить черту. Я поделился результатами. Эта книга характеризует вас и как эрудированного человека. Судя по ней, вы хорошо знаете русский футуризм начала ХХ века и японские хокку... Тилль Линдеманн: Спасибо (по-русски). Конечно, я согласен, у вас очень правильная оценка моего труда. И в общем, приятная. Собственно, у вас же гены: ваш папа - известный немецкий писатель. И назвал он вас Тиллем, очевидно, в честь героя романа Шарля де Костера "Легенда о Тиле Уленшпигеле". Не зря же говорится, как вы лодку назовете, так она и поплывет. Согласны? Тилль Линдеманн: Сейчас это имя в Германии уже достаточно популярно. Но когда я был ребенком, все было иначе. Оно было редким. И меня все звали как раз Уленшпигелем. Мама работала на телеканалах, переходила с одного на другой, мы переезжали, и у меня менялись школы. Каждый такой переезд был для меня сущим кошмаром. Потому что заранее знал: буду стоять перед классом, учительница скажет: "Дети, это наш новый ученик, его зовут Тилль". И все сразу начнут смеяться. А если серьезно - о влиянии имени на судьбу, думаю: да, выбор родителями имени как-то сказался на моей судьбе. Говорят, вы бываете с коллегами по Rammstein в Москве и без гастролей: просто погулять, расслабиться и встретиться с друзьями. Сочиняют? Тилль Линдеманн: Ну а что? Бывают визиты, так сказать, "частным образом". Понятно, мы куда-то заходим. Нам нравится причал возле гостиницы "Украина". Там есть такие кораблики... Но как только мы заходим пообедать, официанты начинают рассылать сообщения друзьям в соцсетях. Тут же съезжаются фанаты. Так что посидеть спокойно удается час-полтора... Хотя даже это приятно. Rammstein демонстрирует стиль индастриал-метал на сцене фонтанами огня, взрывами пиротехники, у вас на шоу все взрывается, горит и бушует. Поэзия не требует от вас таких безумств? Тилль Линдеманн: (Смеется) Что касается моей готовности делать на сцене что угодно - это в молодости для меня границ не существовало абсолютно никаких. Теперь я уже постарше, у меня дети, нужно иногда думать и о них. Поэтому я стал чуть спокойнее. А что касается книги и ее продвижения, то я для этого ничего не сделал. Этим занималось издательство. Можно сказать, сел в уже свитое гнездо. И такое бывает. Стихи из вашей новой книги читали со сцены популярные театральные актеры. Почему не вы сами? После Rammstein вас вряд ли испугаешь сценой? Тилль Линдеманн: Иногда я хожу на чтения, где авторы зачитывают главы из своих романов. Но, честно говоря, не могу себе представить, как читать стихи - на публику. Вспоминаю, как в школе вызывали к доске и нужно было читать наизусть, например, Генриха Гейне... Наверное, ничего страшнее не было в моей жизни! Источник:https://rg.ru/2016/12/05/till-lindemann-ne-mogu-sebe-predstavit-kak-chitat-stihi-na-publiku.html
  14. @Till-Lindemannа что там за видео? Ну хоть в двух словах... А то там настройками группы всё ограничено
  15. Всем спасибо, ребятки) Очень приятно